Культурное наследие

"Современную культуру" и взаимодействие культурных институций с государством обсудили в Институте наследия

Научно-практическая конференция «Государство и современная культура» прошла 26 апреля в «Институте Наследия». Основные доклады на конференции были прочитаны искусствоведом, доктором филологических наук, руководителем Центра наследования русской культуры «Института Наследия» К.А. Кокшеневой  (доклад «Современная культура, актуальное искусство: стратегии и практики») и историком, религиоведом, культурологом Р.В. Багдасаровым (доклад «Институализация современной культуры в России: 1990-2010-е. Попытка описания»).
О «современной культуре» и взаимодействии культурных институций с государством шла речь во многих выступлениях. Ученые и практики-художники, представители музейного сообщества и публицисты, пишущие о культуре, – все они  предприняли попытку терминологического осмысления понятия, и сошлись во мнении, что под термином «современная культура», «современное искусство» можно понимать как конкретные художественные практики, сложившиеся в Европе в 60-70-е годы XX века и привнесенные к нам вместе с начавшейся либерализацией 90-х, так и более широкие – как корпус тех произведений искусства, которые создаются современниками. При этом высказывались и такие точки зрения (например, И.К. Лавровским, представляющим Столыпинский клуб),  что «современного искусства» (под которым часто понимаются радикальные и шокирующие практики») «нет» в том смысле, что не менее «современным» являются многие художественные события, которые не отражаются в информационном пространстве страны, т.к. носят не скандальный характер и не имеют своих критиков-лоббистов. Роман Багдасаров, широко трактующий понятие «современное искусство», выделил особую область в пространстве современной культуры, назвав ее «пограничной».
В своем докладе Капитолина Кокшенева проанализировала несколько важных проблем, связанных с современной культурой. Она высказала свою точку зрения на современную культурную ситуацию, в которой, несмотря на важные принятые документы (Основы государственной культурной политики) мы по-прежнему может констатировать существование «разделенной культуры» (политический проект начала 90-х «разделенная Россия» осуществился, на ее взгляд, через разделенную культуру). Приводя доказательства и исследуя историю вопроса, она отметила: «Термин «открытость» стал своего рода маркером для одних и «паролем» входа в новую культуру для других; было сформировано и до сих пор не преодолено негативное отношение к собственному культурному наследию и собственным культурным традициям. Термин «русская культура» как представляющий целостное явление до сих пор отсутствует в современных «Культурологических словарях» и  культурных концепциях разного уровня; борьба за «современное искусство» воспринималась и воспринимается российскими художниками как борьба за свободу, за отсутствие цензуры (будто свободу не ценят традиционалисты!); «современное» и «актуальное» искусство (в узком смысле) являются  культурным инструментарием в контексте борьбы за тотальную денационализацию и «отмену» проблематики национального развития культуры, обеспечивающей культурный суверенитет (русская  культурная традиция объявляется пережитком прошлого, устарелой, не действенной, консервативной, неразвивающейся,  хотя адепты «нового искусства» при этом активно пользуются ее классическим наследием).
Следствием такого культурного сознания стало и то, подчеркнула К.А. Кокшенева, что нас приучили критерии оценки своей деятельности искать в Европе (европейском театре, европейском кино, новых формах иммерсивной культуры и т.д.). «Первичный критерий для оценки культурного творчества каждой нации надо искать в ней самой» (убедительный философский фундамент данного тезиса мы найдем у современного философа Н.П. Ильина). «Если нация не понимает сама себя, что с нами и случилось, то тогда себя мы оцениваем чужим аршином и вырабатываем в себе множества культурных комплексов, фобий и болезней».
Следующий аспект проблемы исследователь видит в том, что «в современном искусстве произошел важный сдвиг – сдвиг от объекта (создания законченного произведения искусства) – к процессу. Процессуальность как постулат современного искусства, носитель которого мыслит себя «актуальным» и радикальным, отражает, действительно, некий сорт культурного продукта, отличающегося фантастической аморфностью и безрезультативностью».
Кризис культурного либерализма налицо. Участники дискуссии в основном были согласны с этой интеллектуальной позицией.
«Все чаще слышим слова о «новой цели», которая бы сняла противоречия между современным искусством и традиционным», – продолжает развитие темы К.А. Кокшенева. Однако и такая постановка вопроса требует уточнения: зачем снимать противоречия? С какой целью? Можно ли их снять в принципе или все же в этих противоречиях есть доля неизбежности? И что даст культуре «снятие противоречий»? Докладчик К.А. Кокшенева  говорила о том, что наша «готовность к будущему» – это «актуализация серьезного, самопонимание, описание современного русского культурного типа, опора на личностное возрастание художника».
В содержательном докладе Р.В. Багдасарова были не только показаны этапы становления современного искусства (через культурные проекты и выставки), но и сделано важное уточнение: «Не все возможности традиций культуры были реализованы в истории», а потому в своем свернутом виде они существуют и открытие их в современной культуре возможно, и нужно, и продуктивно. Докладчик дал свои ответы и на вопрос «Почему актуальное искусство не принимается большинством, а его потребителями оказываются устойчивые 3%». Истоки он видит в разрыве с авангардисткой традицией советского времени, когда «авангард и религиозно-мистическое направление в искусстве были купированы и превратились в подпольные субкультуры».
Оппонентом докладчику выступил церковный публицист В.П. Семенко, резко критикующий культурное самосознание постмодернистов самого новейшего «толка». Он выдвинул важный тезис о том, что в русской традиции именно «культура являлась держателем нормы», что сегодня всячески компрометируется.
С.В. Хоробрых (директор  музея «Палаты Строгоновых» в Усолье) говорил о региональной культуре и активизации местных культурно-исторических смыслов; он  вывел разговор на тему сложной культурной идентичности (русской и коми-пермяцкой составляющей)  жителей Пермского края, подчеркивая удачный художественный «опыт сплава» в романах писателя Алексея Иванова.  Л.М. Пантелеева, кандидат филологических наук, доцент Соликамского педагогического института в своем со-докладе говорила об общей культурной матрице народных сказок и современного массового кино (сериалов), убедительно показав, что в них (сериалах) реализуются мифологические представления народа. «Разные культурные миры имеют одни и те же функции»,  подчеркнула исследователь.
Культурологом и религиоведом С.Г. Антоненко, научным сотрудником Государственной Третьяковской галереи В.П. Головиной, канд. филос. наук, руководителем Отдела наследования культуры Закуновым Ю.А, доцентом МГУ, критиком Красновой Л.С., режиссером-документалистом Л. Руткис (и другими участниками дискуссии) были поставлены вопросы о формировании пространства культурного диалога между разными носителями традиции (культурной и церковной, высокой – светской, этнической и религиозной), о ценностном подходе, который должен вернуться в современный  культурный дискурс, в сами произведения искусства – вместо всеобщего постмодернистского анти-ценностного уравнивания  в культурных правах «верха и низа», против такой «демократизации искусств», в которой преобладают чужие смыслы и этические нормы. Говорили об изменении образа культуры в информационном пространстве (не культура скандалистов и их интерпретационного сообщества, но культура созидателей);  о создании национальных культурных проектов по типу того, что сегодня предложил Новосибирску всемирно известный тенор Дмитрий  Корчак (проект «Мой Пушкин», о котором говорила Л.С. Краснова).
С критикой современной культуры и резким, как и неизбежным, её переформатированием в сторону служения (Богу, отечеству, народу) выступил руководитель проекта «Степь» художник Игорь Старков, а публицист Платон Беседин настойчиво проводил мысль о том, что государственные структуры, обязанные формировать образ России за рубежом, поддерживать разнообразные культурные проекты, родом из России, и получающие на эти цели огромное государственное субсидирование («Россотрудничество», фонд «Русский мир») не решили поставленных перед ними задач.
Говоря о государственной политике в области культуры, участники конференции подчеркнули, что патерналисткая функция по отношению к культуре и искусству существует в России во все новейшие времена, начиная от культурной реформы «сверху» в XVIII столетии. Именно рычаг государственного финансирования является наиболее существенным способом управления в культуре. Безусловно, личная культура чиновника имеет важное значение,  но и общая задача, внутренняя культурная политика – актуальнейшая повестка ближайшего будущего. «Культурная политика государства – это культура пропорций, – подчеркнула К.А. Кокшенева. – Необходимо вернуть понятие «сословности», сложной устроенности культуры. Такое понимание избавит от перегибов финансирования, которое всегда отражает реальную культурную политику».
Большая культура – есть «признак совершеннолетия нации». Культурное стратегирование – актуальнейшая задача и потребность как государственной, так и личной творческой жизни всех, кто полагает, что ждать, когда Традиция как-нибудь сама двинется навстречу Современности – занятие непродуктивное без личной (и государственной) культурной воли. С  неизбежностью актуализации ценностей, содержащихся в русской культуре и поддержкой практик, работающих на её будущее, а значит и на союз культур народов России, – с этим согласились все участники конференции.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Мы в соцсетях

vk   fb   instagr
Приёмная Дирекции
Адрес: Берсеневская набережная, дом 20.
Тел.:+7 (495) 686-13-19
Тел/факс.:+7 (495) 686-13-24
 
Пресс служба 
е-mail: press@heritage-institute.ru