Новости

Загрузка Мероприятия

Владимир Аристархов выступил на слушаниях в Общественной палате РФ по проекту Основ госполитики по сохранению и укреплению духовно-нравственных ценностей

7.02.2022


В Общественной палате РФ проходит общественная экспертиза проекта Основ государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей.

Организаторами слушаний выступил целый ряд комиссий Общественной палаты: по вопросам развития культуры и сохранению духовного наследия, по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений, по демографии, защите семьи, детей и традиционных семейных ценностей, по делам молодежи, развитию добровольчества и патриотическому воспитанию, по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций, по развитию дошкольного, школьного, среднего профессионального образования и просветительской деятельности, по развитию высшего образования и науки. Модераторы — председатель Комиссии ОП РФ по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений Владимир Зорин, председатель Комиссии ОП РФ по вопросам развития культуры и сохранению духовного наследия Ирина Великанова.
Директор Российского НИИ культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева (Института Наследия) Владимир Аристархов рассказал о документе, который был подготовлен Институтом Наследия по поручению Минкультуры России. Руководителем группы разработчиков является В. В. Аристархов, соавторы  текста – А. Б. Рудаков, П. А. Шашкин, С. Г. Волобуев.

Владимир Аристархов подчеркнул, что в опубликованном на официальном портале правовой информации документе, созданным группой экспертов, учтены замечания специально созданной межведомственной рабочей группы. По итогам работы этой группы проект согласован Министерством обороны, Министерством просвещения, Министерством цифрового развития, связи и массовых коммуникаций и другими ведомствами.
Владимир Аристархов рассказал ​о причинах разработки данных Основ и о том, для чего они нужны.

​«Напомню, что указом Президента Российской Федерации от 2 июля 2021 года №400 утверждена новая редакция Стратегии национальной безопасности Российской Федерации. В этом документе определены стратегические национальные приоритеты в сфере обеспечения национальной безопасности Российской Федерации. К числу таких приоритетов относится «Защита традиционных духовно-нравственных ценностей, культуры и исторической памяти».
​Стратегия национальной безопасности – это базовый документ, содержащий ключевые подходы и принципы государственной политики. Для конкретизации положений Стратегии, относящихся к определённым отраслям или сферам деятельности, разрабатываются основы государственной политики. Например, для отрасли культуры – это Основы государственной культурной политики. Я напомню, что в конце прошлого года здесь, в Общественной палате рассматривался проект корректировки Основ государственной культурной политики, также подготовленный нашим институтом по поручению Министерства культуры Российской Федерации. 

Для нас очень важно и ценно, что тот проект был поддержан всеми выступающими, за единственным исключением представителя Союза театральных деятелей.

​Таким образом, Основы государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей разрабатываются с целью реализации названного стратегического национального приоритета («Защита традиционных духовно-нравственных ценностей, культуры и исторической памяти») – в части, относящейся к защите традиционных российских духовно-нравственных ценностей.
Отсюда понятно, что вся наша работа по написанию Основ шла в жёстких рамках соответствия тексту и духу Стратегии национальной безопасности. Описание текущей ситуации, перечень задач государственной политики – всё это основывается на Стратегии и представляет собой обобщение изложенных там тезисов в части, касающейся традиционных ценностей.
Оттуда же взят и шестилетний период, по истечении которого мы предлагаем рассматривать возможность корректировки Основ. Дело в том, что в соответствии с законом «О стратегическом планировании», раз в шесть лет производится корректировка Стратегии национальной безопасности. Поэтому должна быть предусмотрена возможность внесения изменений в Основы для обеспечения их соответствия Стратегии национальной безопасности.

И, наконец, сам перечень традиционных российских духовно-нравственных ценностей целиком взят из Стратегии национальной безопасности. Многие комментаторы, критикующие наш проект, явно не читали Стратегию – иначе не возникали бы вопросы о наличии или отсутствии в списке тех или иных ценностей. Мы не обсуждаем обоснованность данного списка, мы принимаем его здесь как данность, утверждённую указом Президента. 

Добавлю только, что с точки зрения современной науки этот перечень учитывает главные специфические черты, свойственные русской или российской цивилизации.
Следует пояснить, почему в новой редакции Стратегии национальной безопасности уделяется особое внимание традиционным ценностям. Вообще говоря, принятые в последние годы важнейшие документы стратегического планирования исходят из признания самобытного характера уникальной русской или российской цивилизации. Эта позиция неоднократно звучала и в выступлениях Президента, в том числе в его ежегодных посланиях.

Российская цивилизация характеризуется присущей ей системой традиционных ценностей, которые как бы закодированы в нашем культурно-историческом наследии. Овладевая богатствами российской культуры, изучая нашу историю и знакомясь с образами её выдающихся деятелей – мы формируем нашу российскую общегражданскую и культурную идентичность.

Современная Россия и современный Запад – это разные цивилизации. У нас общие корни, общий исток – классическая европейская культура. Но сегодня наши ценности во многом не только не совпадают, но и противоречат друг другу. Достаточно напомнить о полярных позициях относительно однополых браков и ювенальной юстиции, о свойственных Западу двойных стандартах в международной политике, о навязываемой нам так называемой «толерантности» и так далее. Не будет преувеличением сказать, что сегодня именно Россия является хранителем традиционных, классических европейских ценностей, фактически утраченных на Западе.
Некоторые западные и прозападные СМИ утверждают, что в отличие от европейцев мы в России не ценим такие идеалы, как жизнь, достоинство, права и свободы человека. Это ложь. Стоит посмотреть перечень наших ценностей, приведённый в Основах – и вы увидите, что жизнь, достоинство, права и свободы человека стоят на первом месте.
Вообще говоря, цивилизационная самобытность России никоим образом не означает её закрытости от остального мира. Наоборот, важнейшей чертой нашей культуры была и остаётся её открытость. Россия всегда умела перенимать всё лучшее из других культур. Но удавалось это не бездумным копированием чужого опыта, а его переосмыслением на основе именно наших ценностей и нашей российской специфики.
В Стратегии национальной безопасности указывается: «Традиционные российские духовно-нравственные ценности объединяют нашу многонациональную и многоконфессиональную страну». Представители разных народов, даже разных рас, верующие и неверующие – все мы россияне именно потому, что при всех наших различиях нас объединяет общее ценностное ядро. Именно оно делает нас единым многонациональным российским народом. Именно это позволяет говорить о наличии единой российской культуры, в рамках которой сохраняется культурное наследие всех народов Российской Федерации.

Как выразился однажды Владимир Владимирович Путин, нам не нужен мир, в котором не будет России. Но Россия – это не только территория и границы, это ещё и наша идентичность, наши ценности, наша культура и история. В эпоху глобализации соперничество на международной арене превращается в борьбу между системами ценностей. Сегодня противоборство между державами, борьба за ресурсы, за влияние в мире – это объективная реальность. Поэтому задача защиты наших ценностей становится особенно актуальной.
Выступая на заседании дискуссионного клуба «Валдай» 21 октября 2021 года, В. В. Путин отмечал: «…Кризис, с которым мы имеем дело, – концептуальный, даже цивилизационный. По сути, это кризис подходов, принципов, определяющих само существование человека на земле… При этом убеждён, что за подлинные ценности нужно побороться, отстаивая их всеми силами».
Наши геополитические соперники сознательно атакуют наши ценности. Причём, это никакая не тайна – наоборот, США и их союзники открыто выделяют десятки миллиардов долларов на попытки «переформатировать» сознание россиян, навязать чуждые нам ценности западного общества. Появился даже специальный термин – «политика ценностей».
В этих условиях задача сохранения и укрепления традиционных российских духовно-нравственных ценностей приобретает ключевое значение для сохранения нашей страны, нашей цивилизации, нашего образа жизни. 

Но решаться эта задача должна не только на пути противодействия деструктивному влиянию извне. При разработке Основ мы исходили из приоритетности решения прежде всего внутренних проблем, проблем ценностно ориентированного воспитания, образования, защиты культуры и исторической памяти. А при эффективной культурно-образовательной политике никакое внешнее деструктивное воздействие не будет иметь успеха».
Владимир Аристархов также прокомментировал некоторые спорные тезисы, которые успели возникнуть вокруг этого документа.

«Публикация проекта Основ вызвала небывалый общественный резонанс. Пожалуй, ни один документ стратегического планирования не вызывал ещё столь бурного обсуждения. Такую реакцию можно только приветствовать. Поступило много интересных предложений, касающихся развития и уточнения многих важных формулировок.

С другой стороны, в определённой части СМИ развернулась масштабная pr-кампания против Основ. Десятки одинаковых заголовков, которые выдаются внешне не связанными между собой изданиями – это, согласитесь, симптоматично. Публике внушается, что появился некий страшный циркуляр, который заставит граждан жить по «Домострою», руководствоваться «Моральным кодексом строителя коммунизма» и страдать от тоталитарной цензуры. Давайте разберём эти фантазии.

Для начала скажем несколько слов о том, чем традиционные ценности не являются. Это не средневековые догмы, не попытка решать сегодняшние проблемы устаревшими методами. Традиционные ценности – это нравственные ориентиры, имеющие универсальное, вневременное значение. Это представления о добре и зле, о должном и о недопустимом, выработанные в ходе тысячелетней истории России. Сталкиваясь с новыми вызовами, решая любые проблемы, возникающие перед обществом, – мы сверяем наши решения и наши поступки с нашими ценностями, проверяем: как они соотносятся с накопленным культурно-историческим опытом? Таким образом мы решаем эти проблемы, отвечаем на эти вызовы, но не любой ценой, а сохраняя свою идентичность, оставаясь самими собой. Это и есть развитие с опорой на традицию.

Приходится слышать, что проект Основ возник по инициативе «сверху», что какие-то неназываемые «бюрократы» диктуют людям, как надо жить. Реальность, однако, в ином. К появлению проекта Основ привела целая цепочка событий. В 2020-м году началась конституционная реформа, состоялось общенациональное обсуждение возможных изменений. 

В ходе дискуссии выяснилось, что есть большой общественный запрос на продвижение и защиту традиционных российских духовных ценностей. Это нашло своё отражение в корпусе конституционных поправок, принятом на референдуме подавляющим большинством голосов.

Теперь мы живём в новой конституционно-правовой реальности. Принятие поправок – это своего рода перезаключение общественного договора между властью и народом. И важной частью такого общественного договора стала система ценностей. Она действительно волнует людей, что бы ни говорили скептики. Игнорировать данный факт означало бы демонстрировать неуважение к пожеланиям граждан. Данные социологических опросов говорят о том, что в России есть устойчивое моральное большинство сторонников российских ценностей. Новая редакция стратегии национальной безопасности и логически вытекающие из неё наши Основы – это ответ на запрос морального большинства россиян.

Для кого написан наш документ? В некоторых изданиях публикуются страшилки в том духе, что будто бы Основы станут обязательными к исполнению для всех жителей России, что они будут использованы для искоренения любого инакомыслия и свободной дискуссии. Это клевета! Никто не собирается вмешиваться в личную жизнь граждан, диктовать им образ мыслей и образ жизни. Это и антиконституционно, и невозможно. 

Основы – это руководящий документ исключительно для органов исполнительной власти, для чиновников, и это ясно прописано в тексте.

Нас спрашивают: кто же будет решать, соответствует ли то или иное явление традиционным ценностям? У меня встречный вопрос: а кто сейчас это решает? Да те же чиновники! И решения эти подчас очень и очень субъективны. Основы нужны именно для того, чтобы избежать субъективизма, волюнтаризма, вкусовщины при распределении государственных ресурсов. Государственные служащие должны иметь чёткие ориентиры, позволяющие принимать решения о приоритетах государственной поддержки тех или иных мероприятий или инициатив. Для этого составлен и список традиционных ценностей, и перечень задач, на решение которых должна быть направлена деятельность государственных органов.

Добавлю, что руководством страны декларирован курс на широкое привлечение институтов гражданского общества к участию в деятельности государственных органов. Очень нужны механизмы обратной связи, важна возможность посоветоваться с общественностью, с экспертами при принятии тех или иных решений, важных для людей. Примером успешного внедрения таких механизмов служит деятельность Министерства культуры последних лет. Активно работает Общественный совет при министерстве, действуют многочисленные экспертные советы, обязательно учитываются мнения творческих союзов и массовых общественных организаций. Не случайно Минкультуры России постоянно оказывается на одном из первых мест в рейтингах открытости органов государственной власти.

В средствах массовой информации задаётся вопрос: правда ли, что после принятия Основ нельзя будет критиковать правительство, нельзя напоминать о трагических страницах нашей истории? Нет, не правда! В Основах нет ни одной фразы о запрете свободы слова или, скажем, о недопустимости сатирического отображения действительности. Абсурдно было бы требовать только позитивного отображения нашего прошлого и нашего настоящего. Подлинный патриотизм как раз предполагает открытую дискуссию и конструктивную критику всего того, что мешает нам жить. 

Недопустимо другое: клевета на Россию, фальсификация её истории, подрыв традиционной семьи через пропаганду гомосексуализма. Недопустимо очернение идеалов патриотизма и служения Отечеству».

Владимир Аристархов прокомментировал и заявление председателя Союза театральных деятелей Александра Калягина, будто Основы налагают запрет на всё, что не связано с сохранением традиционных ценностей;
– что будто бы Основы сделают невозможным творческий эксперимент, воспрепятствуют развитию художественного языка, не позволят деятелям искусства отражать жизнь со всеми её недостатками и достоинствами;
– и, наконец, звучит приговор: принятие Основ – это акт цензуры.

«Прежде всего поражает уверенность господина Калягина в том, что творческий эксперимент, равно как и отражение жизни, и развитие художественного языка возможны только на пути борьбы с традиционными ценностями. Как уже было сказано выше, традиционные ценности – это нравственные ориентиры, определяющие наши границы должного и недопустимого, приемлемого и неприемлемого. Добра и зла, наконец. Ценности не диктуют нам ни художественные формы, ни способы отражения жизни. Но никакая новизна форм не может стать оправданием для кощунственного, противоречащего нашим представлениям о добре и зле содержания.

Содержатся ли в тексте Основ запреты на творчество, есть ли там предпосылки для цензуры? Я напомню определение, изложенное в законе Российской Федерации «О средствах массовой информации»: цензура – это требование предварительно согласовывать сообщения и материалы. Ничего подобного в тексте Основ нет. Более того: как бы мы ни относились к традиционным ценностям – мы не вправе запрещать гражданам иметь собственное мнение на этот счёт, придерживаться тех или иных ценностей, традиционной или нетрадиционной ориентации, равно как и создавать художественные произведения в соответствии со своей ориентацией. Такое право закреплено в Конституции, и Основы государственной политики полностью соответствуют конституционным положениям.
Однако право на свободу творчества никак не предполагает обязанности государства финансировать всё подряд и давать деньги на всё то, что Калягин, его коллеги или кто-то ещё объявит «искусством». Хотя бы потому, что денег всегда меньше, чем тех, кто желает их потратить. Поэтому государство обязано заботиться об эффективности расходования бюджетных средств – в том числе и в сфере культуры. Издание Основ государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей как раз даёт государственному служащему инструмент, помогающий определить приоритеты государственного финансирования. Государство обладает не только правом, но и обязанностью не допускать, чтобы народные деньги тратились на проекты, разрушающие традиционные ценности, подрывающие нашу идентичность и единство нашей страны. Однако государственный заказ – это не цензура, поскольку не предполагает запрета на свободное творческое самовыражение. 

Оставаясь в рамках Уголовного кодекса, любой творец волен создавать свои творения в духе каких угодно ценностей – но за свой счёт.
Кстати, в современной России есть примеры, когда фильмы снимались на средства от народных пожертвований. Самый известный пример – это кинофильм «28 панфиловцев».

Таким образом, наш документ подготовлен ради обеспечения эффективности государственного финансирования. Основы позволят выстраивать приоритеты и распределять бюджетные средства по понятным и прозрачным правилам, не допуская при этом траты денег на антироссийские проекты.

Мы говорим о приоритетах государственной поддержки – однако Калягин и поддержавшая его группа театральных деятелей жалуются на цензуру. В логике это называется подменой тезиса, а в просторечии – просто враньём.

Заявление Калягина лживо от начала и до конца. Единственная крупица правды в нём – это комплимент в адрес Минкульта. Тут я с ним согласен: Минкульт действительно хорошо справляется со своими обязанностями – по сравнению с тем, что было десять лет назад.
Калягин и его сторонники достаточно умны, чтобы допускать необдуманные высказывания. Что же заставляет их передёргивать факты и пугать общественность призраком цензуры? Разгадка простая: всё сводится к деньгам. И это большие деньги. Цена вопроса для Калягина как председателя СТД – сотни миллионов рублей, ежегодно получаемые им от Министерства культуры на обеспечение деятельности данной организации. Если точно, то 280 миллионов рублей на 2022 год. Понятно его беспокойство: а вдруг кто-нибудь задумается об эффективности этих вложений? А вдруг окажется, что эти средства направляются на цели, не очень-то соответствующие государственной политике?
И ведь опасения Калягина абсолютно обоснованы. Среди подписавших письмо поддержки в адрес Калягина, мы видим фамилии многих тех, кто ассоциируется с разрушением классического русского театра, с постоянными скандалами и кощунственными сценическими постановками. Эти люди провозглашают себя «новаторами», но в чём состоит на самом деле их новаторство? Не обладая талантами, позволяющими сказать со сцены что-то действительно новое и важное для нашей культуры, эти деятели овладели искусством скандала и эпатажа. «Новизна» их сводится к глумлению над нашими ценностями, над нашей историей, над замыслами наших классиков. Их «торговая марка» – это мат и порнография, оскорбление чувств верующих и неверующих, нездоровый интерес к нетрадиционной половой ориентации. Но даже и эти приёмы они придумали не самостоятельно, а скопировали у своих западных коллег.

Получается такая схема: вначале создать себе репутацию людей, которые бесстрашно издеваются над чем угодно (тем более что никто за это и не наказывает). Представить это издевательство как «новое слово» в театре. Потребовать, чтобы государство выделяло «новаторам» огромные суммы на их «творческие эксперименты» над нашими ценностями.
А как только возникает риск уменьшения финансирования – то эти люди начинают шантажировать государство обвинениями в цензуре, добиваясь выделения всё больших и больших бюджетных средств.
Масштабы этих трат поражают воображение. Приведу пример: как сообщалось в прессе, небезызвестный Серебренников за два-три года до уголовного дела о воровстве им бюджетных денег получил на свои проекты около миллиарда рублей. А это только один Серебренников, только один возглавлявшийся им «Гоголь-центр».

Удивительно, но группе театральных деятелей удаётся в течение многих лет кормиться на бюджетные деньги, за счёт российского общества – и одновременно разлагать это общество, подрывая ценности, на которых оно основывается. Наверное, кто-то же должен наконец сказать: политика сохранения традиционных ценностей несовместима с деятельностью многих из тех, кто подписал письмо в поддержку Калягина. Или одно, или другое. Либо государство действительно поддерживает традиционные ценности – и тогда оно прекращает заигрывать с этими людьми и давать им деньги. Либо, если для такого шага не хватает политической воли – тогда все разговоры о традиционных ценностях, о народосбережении и прочих высоких материях останутся только разговорами.

В биологии есть специальный термин для существ, которые неспособны существовать самостоятельно, но живут за счёт других организмов, одновременно ослабляя тех, чьими соками питаются. Такие существа называются паразитами. Так вот: в случае реализации Основ – паразитов в нашей культуре станет меньше.
Уважаемые участники слушаний! В прошлом году по итогам обсуждения Основ государственной культурной политики мы получили ряд полезных замечаний, крайне важных для доработки того документа. Мы надеемся услышать от вас сегодня такие же ценные замечания и предложения, которые помогут нам доработать представленный проект Основ государственной политики. Уверен, что совместными усилиями мы сможем сберечь наши с вами традиционные ценности”.